назовем кактус вероникой



Арсен был свободным человеком, что, в конечном итоге, означает, что он очень редко бывал дома. Объяснялось это тем, что жить там невозможно. Из мебели имелись диван, компьютер, два стула, шкаф и почему-то кактус фаллической формы. Арсен рассказывал, что кактус достался ему от бабушки. Несчастная старушка, ссылаясь на старческий маразм, отписала все наследство зоопарку. Как кактус попал к Арсену, не знал никто, в том числе и Арсен. Несчастное растение было объектом неиссякаемых издевательств для гостей, и самого хозяина. В горшок бросали окурки, растение поливали водкой, натягивали презервативы (они очень забавно рвались), и однажды даже раскрасили его всеми цветами радуги. Самым загадочным было то, что кактусу это как будто не вредило. Появлялось впечатление, что надругательства лишь способствуют его дальнейшему росту. В научно-исследовательских целях Арсен перестал его поливать. Через три месяца кактус вырос на двадцать сантиметров. Факт этот, возможно, и поразил бы Арсена, если бы он дал себе труд перед проведением эксперимента сделать первоначальные замеры. Но Арсен был увлечен Ирочкой.

Первый раз, придя к Арсену в гости, Таня остановила взгляд на кактусе, главным образом потому, что это единственное, на что вообще можно было смотреть. Кактус вызывал жалость, о чем Таня и сказала. Арсен клятвенно заверил, что с кактусом все в порядке, после чего уехал с Леной в Крым. Потом он отправился на Казантип с Оксаной, и закончил лето в Лиманчике еще с кем-то, но по дороге домой забыл, как ее звали. Кактус вырос еще на двадцать сантиметров. Арсену, жившему на первом этаже, соседи заявили, что растение такой непристойной формы не может стоять на окне – это привлекает внимание всей улицы и портит репутацию дома. Арсен парировал, что после того, как он там поселился, репутацию дома испортить уже невозможно, кактус убрать отказался, и даже несколько недель его поливал – обычно после того, как сталкивался на улице с соседкой.

Осенью Арсен уехал в Питер, зимой вернулся, опять стал ночевать дома и стряхивать пепел в горшок. Кактус становился все выше. Несколько раз к Арсену приходили какие-то садоводы-любители, спрашивали, как он ухитрился вывести из Мексики такой превосходный экземпляр, и предлагали продать по спекулятивной цене. Арсен отвечал, что это память о бабушке, и, когда визитеры уходили, меланхолично стряхивал пепел в горшок, раздумывая о превратностях судьбы.

На Новый Год кактус, бывший Арсену уже почти по пояс, облили коньяком, чтобы всем был праздник, и поставили вместо елки. Празднования затянулись до февраля, а потом Арсен отправился в Софию. Приехав, он снова поставил кактус на окно, и обнаружил, что верхушкой тот уже почти дотягивается до форточки. Арсен порадовался, и уехал в Карелию. Вернулся он в апреле, когда уже вовсю пели птицы, и даже сквозь асфальт начала продираться трава.

Войдя в квартиру, он с изумлением обнаружил на окне раскрытый атлас мира, удивительным образом потерянный в полупустой квартире после какой-то вечерники лет пять назад. Кактуса на подоконнике не было. В широко открытую форточку светило солнце. Арсен медленно закурил, стряхивая пепел на гладкие страницы, и глубоко задумался. С его образом жизни, наверное, хорошо было бы где-нибудь за границей встретить хоть один знакомый кактус. Заметив друг друга еще издалека, они бы раскланялись прямо посреди шумного здания аэровокзала. Можно было бы поговорить о ценах на билеты, рассказать, что прошлой зимой дома прорвало трубу, послушать про засуху в Бразилии и урожай пейота, и, когда объявят рейс, долго-долго смотреть, как собеседник шествует к выходу на посадку, прикрывая свои длинные верхние колючки большой белой панамкой. Очень долго смотреть, а потом не выдержать, и закричать: «Вероника!». Она остановится, оглянется, медленно-медленно подойдет, поколебавшись протянет руку, и останется. Она останется со мной.

17.06.2003


Комментарии

Вероника 30 июня 2010г.
Привет.

а как с Вами познакомиться?

Кто Вы?

автор 13 августа 2010г.
goneaway@rambler.ru


Имя
Комментарий

© Инна Хмель