кое-что о результатах



У Александра Николаевича Тушина, доктора физических наук, вид обычно был или раздраженный, или уставший. Чаще всего и то, и другое. Сейчас, стараясь устроиться в кресле перед столом ректора, он выглядел крайне утомленным и злым, как сторожевой пес. Ректор, напротив же, был в благодушнейшем состоянии, от чего его уровень интеллекта понизился еще на несколько пунктов.

- Я прекрасно знаю, дорогой Александр Николаевич, - ворковал ректор, - что вы наш ценнейший сотрудник. Национальная гордость нашей науки, но всему же есть предел! То, чем вы занимаетесь сейчас, назвать наукой, при всем моем уважении к вам…, - ректор задумался, и забыл, что хочет сказать, поэтому отвернулся к окну и начал глубокомысленно рассматривать мусорные баки во дворе.

Тушин заерзал. У него еще было множество дел, а ректор привык говорить долго и со вкусом, тем более, что сегодня он был совершенно свободен.

- Я понимаю, - интонация у ректора была такая, словно он и не прерывался на полминуты, - все эти телепортации, парапсихологии вещь модная. Но вы же, член-корреспондент, физик прямо-таки академического толка, и вдруг эти идеи с перемещениями и мысленным контролем! - ректор не знал, как продолжить мысль, и снова замолчал.

Тушин сжал зубы и демонстративно посмотрел на часы. Ректор демонстративно не заметил, и решил, что стоит обидеться на такое неуважение.

- Вы должны отчетливо понимать, многоуважаемый, что сегодня для науки в нашей стране приоритетным является быстрое достижение каких-то практических результатов, - фраза ректору понравилась, и он над ней задумался.

Член-корреспондент безуспешно пытался придумать, как с наименьшими потерями отделаться от ректора, который понемногу входил в раж. Спорить с ним было не только бессмысленно, но и опасно. Тушин заерзал в скользком кожаном кресле.

- Я понимаю всю важность теоретических построений, но, с другой стороны, бесплодное мудрствование…

Тушин уже не мог справиться со своим выражением лица, и на нем отразилось такое страдание, будто его сжигают на костре за ересь.

- Результаты! Нам всем нужны результаты быстрые и показательные, - с риторической убежденностью провозгласил ректор.

Александр Николаевич взглянул на часы и, почувствовав крайнее раздражение, резко встал.

- А невозможность практической проверки ваших теоретических изысков не дает мне возможности, - фраза ректору не понравилась, и он запнулся, - а почему вы встали? Вы садитесь, садитесь...- он обрадовался возможности сменить тему разговора.

Тушин сжал зубы.

- Так вот, о практической реализации, - ректор по-доброму улыбнулся, и, раздумывая, чтобы еще такое сказать, опять подошел к окну.

Член-корреспондент академии наук, профессор Тушин Александр Николаевич, набрал в грудь побольше воздуха, взмахнул руками, и исчез. Он действительно очень опаздывал. Глядя на мусорные баки, и размышляя о халатности дворника, ректор продолжал говорить.

29.06.2003

Имя
Комментарий

© Инна Хмель