ответ



Кузьма Кондратьевич уныло оглядел перевернутый улей. Ну, никакого сладу. Как повадился Ванятка за его медом, так все. Ни просьбы, ни угрозы не действуют на наглого малого. Он таскает мед, а потом продает его на трассе по бросовой цене. Мало того, что остальным пасечникам дело ломает, а Кузьма Кондратьевич, как ближайший сосед, вообще обнищал, потому как продавать теперь нечего, и, на что он будет жить эту зиму, неясно. Каждую ночь это безобразие!

Тяжело вздохнув, и кое-как поставив улей, пасечник направился к покосившемуся домишке соседа. Забор вокруг давно растащили хозяйственные соседи, но Ванятке- то все без разницы, брать у него нечего, вот он и по соседским закромам хозяйничает, да так ловко, что ни разу не поймали. Даже вот, с медом, ни одного укуса ведь у злодея. Что успеет утащить, тут же продает, а деньги пропивает. Форменный бандит, весь поселок позорит.

Кузьма Кондратьевич решительно замолотил в кривую дверь. В домишке послышалось какое-то шевеление, но потом снова стало тихо.

- Слышь, Ванятка, ты мне брось! Я тебе свой мед не спущу. Еще раз придешь на пасеку – пеняй на себя! На что я зиму жить буду?

Из избы донесся презрительный звук. Пасечник яростно пнул дверь.

- Ну, Ванятка, я тебя предупредил! Если никто из местных тебя еще не поймал, так я поймаю, ты не думай! Не ты один такой башковитый да ловкий.

Сплюнув, Кузьма Кондратьевич, решительно направился домой. Из шкафчика со сломанной дверцей он вынул древний дробовик. Патронов давно не было, но пасечника это не смущало. Он и так Ванятку до полусмерти напугает. Одевшись потеплее, Кузьма Кондратьевич, лишь стемнело, устроился за одним из ульев, и приготовился к долгому ожиданию. Когда луна была уже высоко, задремавший пасечник услышал тяжелую поступь. С трудом разлепив глаза, и схватившись за ружье, Кузьма Кондратьевич огляделся. У крайнего улья он разглядел громадную фигуру, и окаменел.

Черный медведь, с наслаждением чавкая и облизываясь, вынимал ароматные соты, и небрежно засовывал их в красный кулек с надписью «Кока-кола». Кузьма Кондратьевич неохотно опустил старый дробовик, заряженный солью, и хмыкнул. Теперь он знал, почему никто не поймал Ванятку.

Следующим вечером, как только ветер разогнал тучи, и показался кусочек луны, старый пасечник снял с себя всю одежду, и вышел под неверный лунный свет. Непривычно легкими шагами он спустился к реке, и, умывшись, начал рисовать глиной на лице и теле полоски. Через четверть часа из водной глади на него смотрело темное спокойное лицо туземного охотника. Сжимая мозолистой рукой копье, он решительно направился к пасеке.

Длинными зимними вечерами, Кузьма Кондратьевич сидит в кресле-качалке, кутаясь в громадную медвежью шкуру, и вспоминает свою охоту. Бог даст, следующий год будет поспокойней.

2.03.2004


Комментарии

читатель 24 сентября 2008г.
замечательный рассказ - можно публиковаться


Имя
Комментарий

© Инна Хмель