хороший



День обещал быть солнечным и теплым. Маша, ерзая на седле своей свежеприобретенной Norco Mountaineer, поминутно давила на тормоза, потому что ей казалось, что она едет слишком быстро. Алеша на Avalanche оглядывался, и тоже притормаживал, следя, чтобы она не слишком отставала.

- Ты как, нормально?

Она, очень собою гордая, кивнула. Это был ее первый большой выезд: до этого Маша осмеливалась ездить только вокруг дома и по парку. Алеша, активно катающийся уже год, сначала купил для нее этот велосипед, а теперь, упирая на то, что деньги уплачены не зря (пусть даже покупали с рук и по дешевке), заставлял ее учиться ездить по шоссе.

Маша ужасно боялась машин, собак, прохожих, детей и других велосипедистов, но героически согласилась на прогулку в Чалтырь, сразу оговорив, что ехать они будут не больше пятнадцати километров в час, а если она устанет, то они сразу повернут.

- Конечно, - сказал он, – девчонкам будет скучно, и, скорее всего, через пару-тройку километров они не выдержат такого темпа, и просто уедут вперед.
- Каким девчонкам? – Маша, которая в это время садилась на велосипед, не удержалась, и едва не упала.
- Анечка и Любочка, - отозвался Алеша, – ну, и еще Всадник присоединится. Он, правда, после перелома, сейчас только раскатывается, так что для него пятнадцать-двадцать в самый раз будет.
- Нет, - испугано отозвалась Маша. – Двадцать – много!
- Ну, что ты! – Алеша, оторвавшись от смазывания цепи, посмотрел на свою взъерошенную девушку. – Двадцать – это медленно. Просто ты еще не раскатана, но ты научишься, вот увидишь. Для тебя через полгода восемьдесят километров в день игрушкой будут.
- Сколько? – потрясенно отозвалась она.

Он только засмеялся.

- А что за девчонки? – не выдержала Маша, когда он надевал рюкзак.
- Я с ними в прошлом году катал. Любочка после диплома, так что, возможно, тоже ехать будет не быстро, а вот Анечка просто летает.

Маше вдруг все показалось мерзким и некрасивым – и велосипед, и новенькие велоперчатки, и она сама – в подкатаных джинсах и старой футболке. Алеша, как всегда, уловив ее недовольство, подошел, и нежно обнял, придерживая одной рукой желтый велосипед.

- Все будет нормально, я тебе обещаю. Ты же не самолет водишь!

Конечно, это был всего-навсего велосипед, но это был безумно сложный велосипед – с кучей передач, передними и задними тормозами, какой-то вилкой и манетками. Более того, на этом велосипеде еще нужно было ездить по дорогам, где мимо тебя очень быстро проносились громадные машины, внезапно выскакивали какие-то сумасшедшие пешеходы, и еще собаки, которых Маша боялась до полусмерти.

И сейчас, медленно следуя за Алешей, она судорожно цеплялась за руль, и нервно косилась на бордюры, которые вводили ее в состояние глубокой растерянности.

- Нам еще долго? – прокричала она, остановившись на очередном перекрестке.
- Мы встречаемся на посту ГАИ при выезде из города, так что нам еще через Военвед ехать.
- Так далеко! - в ужасе прокричала Маша, прижимаясь к обочине.
- Да всего восемь километров! Машутка, ты что? Все в порядке. Тут просто тяжеловато, потому что в гору, но на шоссе тебе будет легко.
- Но, там ведь тоже машины! – совсем несчастно пробормотала она себе под нос.

Алеша оглянулся и ободряюще улыбнулся. Маша, судорожно стараясь не отставать и путаясь в переключении передач, окончательно испугалась машин, потеряла Алешу из виду, и, остановившись посреди дороги, слезла с велосипеда, после чего спокойно довела его до тротуара и остановилась передохнуть.

- Маша, все в порядке? – подъехавший через несколько минут Алеша был встревожен.
- Я просто испугалась, там, на остановке. И люди, и автобус, эти маршрутки сумасшедшие…
Он едва заметно вздохнул. - Езжай по тротуару. Так будет проще.

Она кивнула, и всю оставшуюся дорогу старательно и медленно объезжала прохожих. Алеша останавливался почти на каждом светофоре и терпеливо ее ждал. Когда они подъехали к посту, Маша была совершенно мокрая и вымотанная. Алеша нежно погладил ее по спине, и начал звонить Всаднику.

- Маша, садись, нам через дорогу, они нас ждут на другой стороне. Там и передохнешь.

Маша, уже ненавидя велосипед, с трудом взгромоздилась на сидение, чувствуя, что ниже спины уже все болит, и покатила за Алешей. За поворотом, в тени тополей, стояло три велосипеда, а рядом сидели парень с девушкой. Алеша заулыбался, подъехал, и начал всех знакомить.

Всадник оказался довольно крупным молодым человеком, сильно загорелым и плохо выбритым. Велосипед его, с точки зрения Маши был просто ужасен – нечто косое, уродливое, словно недоделанное или сломанное, с жуткой пружиной под сидением. Любочка, девушка с очень мелкими чертами лица, чем-то похожая на ласку, была владелицей маленького «Трека» с женской рамой какого-то совершенно восхитительного, то ли фиолетового, то ли ультрамаринового цвета. Когда Маша искренне выразила восхищение этим чудом дизайнерской мысли, Любочка повела плечами, и сообщила, что все равно к раме такого цвета невозможно достать велоперчатки и шлем, да и вообще, надо было брать «Мериду».

Маша почувствовала себя глупо.

- А где Анечка? – Алеша повертел головой.
- Окрестности осматривает, - насмешливо бросил Всадник. – Все ей не сидится.

Маше ужасно понравился велосипед этой самой Анечки. Маленький, жемчужно-серый, почему-то похожий на трактор, с надписью «Кomodo» на раме. Ей очень захотелось рассказать, в каком она восторге, но она подумала, что это может быть воспринято как заигрывания и подхалимство. Любочка безо всякого интереса посмотрела на Машин байк, и лениво осведомилась, за сколько его покупали. Услышав ответ Алеши, она повела плечами и сказала, что нормально. Всадник привстал с пенька, смерил взглядом обсуждаемый велосипед, и начал рассказывать, как был вынужден поменять на своем вилку.

Маше все это было совершенно не интересно, она имела смутное представление о том, что такое вилка, но, разговаривать, в любом случае, было лучше, чем ехать.

- Может, ей позвонить? – с раздражением перебил Всадника Алеша. – Время-то идет, становится все жарче.
- Что? – раздался серебристый голосок, и из кустов появилась Анечка.

Она была похожа на свой байк – такая же маленькая, светлая, красивая, и тоже чем-то похожая на трактор. Светлый топик и велосипедки выгодно подчеркивали спортивную фигурку, а розовая бейcболка придавала ей почти гламурный вид.

- Ты все хорошеешь, - галантно сказал Алеша, целуя ее в щеку.
- Да! – довольно отозвалась она. – Правда, бесподобная бейсболка?

За две минуты, прошедшие с появления Анечки, Маша прошла путь от восхищения к зависти, закончившийся жгучей ненавистью к этой самовлюбленной девице в безвкусной розовой кепке.

- А, это та самая Маша? – тем же очаровательным серебристым голоском осведомилась Анечка, уставившись на Машу. – Ой, Леша, уже поздно знакомить, мы теперь сами… меня зовут Аня, - и она протянула руку для пожатия.

Ладошка у нее была сухой, а рукопожатие – крепким. Маша в ужасе подумала, не показались ли ее руки слишком потными, и, уже после рукопожатия, постаралась незаметно вытереть их о джинсы.

- Ну, что, мы, наконец, поедем? – вмешался Всадник, подходя к своему байку. – Совсем совесть потеряли! Мы сюда кататься приехали, или чем…?
- Кататься, кататься, - ворчливо ответила Любочка, тоже садясь на велосипед. – Уже почти. Кого первым пустим?
- Ну, - почти пропела Анечка, - уж явно не нас. Или Лешу, или Всадника.
- Я замыкать буду, - бросил Всадник, - и подбирать трупы тех, кто упадет в пути.
- Ну да, - процедила Любочка, - отряд не заметил потери бойца…

Маша оглянулась на Алешу, не понимая, что ей делать, и как реагировать.

- Я поеду первым, - Алеша садился на велосипед, - и темп тоже будет на моей совести. Анечка, Любочка, вам, конечно, будет скучновато, но Маша совсем нераскатанная, для нее это первый выезд. Значит, думаю, давайте так: за мной Любочка, потом Маша, потом Анечка, ну и Всадник. Все согласны?

Любочка явно хотела что-то сказать, но потом махнула рукой.

- Отлично. Тогда поехали.

С точки зрения Маши, едущей между двумя девушками, ничего отличного не было: она спокойно чувствовала себя на дороге, только рядом с Алешей, а теперь впереди маячила только синяя спина Любочки. Мимо с громадной скоростью проносились машины и было очень жарко. Первое время, казалось, терпимо, а потом, то ли Алеша увеличил темп, то ли сама Маша устала, но она стала отставать. Расстояние между ней и Любочкой неуклонно увеличивалось, особенно, когда они начали спускаться с горки: Маша, очень боявшаяся таких крутых спусков, еще и на незнакомой дороге, все время давила на тормоза, и Любочка, как и Алеша, оказались далеко впереди. Когда, наконец, Маша осмелилась чуть увеличить скорость, на пути ей попалась дохлая кошка с развороченным брюхом, и она, в совершенном ужасе и от неожиданности начала резко тормозить и одновременно стараясь объехать трупик, из-за чего потеряла управление и завалилась на бок. Все произошло так быстро, что едущая почти вплотную за Машей Анечка тоже не удержалась, врезалась в лежащий Машин велосипед и упала. Розовая бейсболка слетела с головы и приземлилась точнехонько на трупик.

- Вы чего? – Всадник слез с байка, и, старательно обойдя то, что было кошкой, стал помогать девушкам. – Все целы? Коленки, ладошки?

Маша начала осторожно себя ощупывать. Коленка кровоточила.

- Деточка! – раздраженно проговорила Анечка, - ты бы, что ли, на дороге...

Подъехал встревоженный Алеша, и она, не договорив, присела у своего байка, заботливо поставленного Всадником у обочины, что-то внимательно осматривая.

- Милая, ты как? – он бросил байк, и обнял Машу. – Сильно ударилась? Из-за чего упала?

Проследив Машин взгляд, он только хмыкнул.

- Бедная моя девочка!

Маша прижалась носом к любимой груди, и все проблемы, и боль в коленке, показались маленькими и незначительными.

Подъехала мрачная Любочка.

- О Боже! – выдохнула она, ложась на руль. – Что тут у вас? Анечка, ты как?
- Отвратительно, - тут же ответила Анечка. – Восьмерка на колесе. С бейсболкой можно попрощаться.
- Ерунда, - бодро отозвался Всадник. – Восьмерку сейчас попробую подправить, бейсболку постираешь. Кстати, - оглянулся он на Машу, - коленку надо помазать и заклеить. Аптечка есть?
- Я тебя умоляю, - Анечка с содроганием покосилась на бейсболку. – Мало того, что она в крови, так это еще и кровь дохлой кошки. Меня вообще сейчас стошнит!
- Это я виновата, – тихо объясняла Маша Алеше. – Я резко затормозила, попыталась свернуть, и Аня на меня налетела.
- Все в порядке. Бывает. Давай коленку полечим. Всадник, ты аптечкой поделишься?
- А то! – гордо ответил тот, и открыл подседельную сумку.

Двинулись только через полчаса – отдохнувшая Маша с заклеенной коленкой, Анечка с исправленной восьмеркой, мрачная Любочка, встревоженный Алеша и спокойный Всадник. На этот раз решили, что Маша будет ехать прямо перед ним.

- Всадник – профи, - пояснил Алеша. – Он не при каких условиях в тебя не врежется. Это абсолютно точно.

Маша только смущенно улыбнулась Всаднику.

Они проехали, кажется, не больше километра, когда Всадник вдруг резко обогнал Машу. Пока она раздумывала, стоит ли ехать за тем, кто должен быть позади, он нагнал Алешу, что-то сказал ему, и Алеша затормозил. Любочка и Анечка последовали его примеру.

- Что опять? – утомленно осведомилась Любочка.

Анечка присела у своего байка, разглядывая большую звездочку.

- Седло слишком низко, - бубнил Всадник. – Ты чего не проследил? Она же так себе совсем колени убьет!

Алеша с хмурым видом подошел к Маше.

- Я ей говорил, но она боится, когда седло высоко…
- Мне так удобно! – оправдывалась Маша. – И ничего у меня не болит!
- Заболит! – убежденно провозгласил Всадник. – И вообще – ездить надо правильно, понимаешь, правильно!
- В самом деле, Маша, может, поднимем немного седло?
- Правда, Леш, все нормально, мне хорошо, ничего не надо…
- Слушай, эти жалкие десять сантиметров все равно не сделают твое падение более мягким, а вот колени уберегут…
- Я вас умоляю! Это же не езда, а просто конвоирование больной черепахи! Когда этот ужас кончится!!?

Все одновременно замолчали и посмотрели на Анечку, стоящую возле велосипеда и вытирающую кончики пальцев влажной салфеткой. Любочка с безучастным лицом тыкала пальцем в свои агрессивные покрышки.

Леша медленно отвернулся, прошел к своему байку, развернул, и подвел к Маше.

- Поехали домой, - спокойно сказал он, садясь на байк, и ни на кого не глядя.

Маша, продолжая держать велосипед, растерянно уставилась на Алешу.

- Но…
- Да ладно, Леш, не будь занудой, - проговорил Всадник, исподлобья глядя на Машу. – Что не так - исправим.
- Все так, - спокойно отозвался Алеша. – Все даже лучше, чем я ожидал. – Ты у меня такая умница, - обратился он к Маше.

Она, просияв, начала неуклюже разворачивать велосипед.

- Ребята…., - неуверенно повторил Всадник, разведя руками.

Анечка спокойно села на байк, и покатила по шоссе. Любочка последовала ее примеру. Когда Маша, осторожно перебравшаяся на другую сторону дороги, оглянулась, она увидела только три еле различимые фигурки.

- Маша, ты как? Готова, коленки не болят?

Она кивнула, и потянулась его поцеловать. Леша чмокнул ее в ответ и медленно поехал по направлению к дому.

28.07.2005


Комментарии

Rony 11 апреля 2006г.
фу..фу..не верю..слишком он сладкий и не раздражающийся..специально все сделал, чтоб она никогда больше с ним не таскалась и можно было спокойно заигрывать с девками, да еще и набрать очков "какой я хороший"..молодец пацан:-)

И.Х. 17 апреля 2006г.
Я минимум одного такого идеального мужчину знаю:-))))
И, ты не поняла - это он теперь только с ней ездить будет:-)

Rony 26 октября 2007г.
Ну тогда тем более слишком сладко.. "Это все женские мечты" (с) анекдот

читатель 22 августа 2008г.
какие-то просто нереальные женские мечты


Имя
Комментарий

© Инна Хмель